Учреждение, подведомственное Департаменту культуры города Москвы
 
 
Ru Eng
     
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Карта сайта

3 сентября в Концертном зале МГИМ им. А.Г. Шнитке состоялось собрание первого курса колледжа и института




Главная / Новости
 
Новости

Интервью Ирины Федоровны Шнитке Русской службе ВВС News

10-сентября-2018


3 августа исполнилось 20 лет с о дня смерти Альфреда Шнитке - одного из последних великих композиторов XX века.

Фото: MICHAEL WARD
Фото: MICHAEL WARD

Произведения Шнитке известны миллионам русских телезрителей (хотя некоторые не догадываются об этом) - он сочинил саундтреки к более чем 60 фильмам на русском языке, таким как "Экипаж", "Сказка странствий", телесериал "Мертвые души" и другие.

Для ценителей академической музыки Шнитке был и остается бесспорным гением.

Произведения и новая музыкальная система Альфреда Шнитке стали известны на Западе в 1980-х, и тогда же в СССР его имя приобрело подпольный культовый статус. Стиль Шнитке, который он сам назвал "полистилистикой", не соответствовал требованиям официальной советской культуры, но находил отклик у публики.

Вдова композитора пианистка Ирина Шнитке рассказала корреспонденту Русской службы Би-би-си Джесси Кейнер о том, как понять его музыку, каким он был человеком и где его исполняют в наши дни.

Би-би-си: Уже 20 лет Альфреда Гарриевича нет, но его музыка с нами. Как относятся к музыке Шнитке сегодня, растет ли интерес к ней?

Ирина Шнитке: Я не знаю, растет он или нет. Во всяком случае, насколько я вижу, исполняется большое количество [его] музыки в разных странах. На тех концертах, где я была, воспринимается любой публикой очень хорошо. Чаще я вижу в афише перечень камерных сочинений, скажем, инструментальных концертов, реже симфонии - как мне объясняли, у многих оркестров нет денег.

Би-би-си: В России и в Германии есть центры изучения музыки Шнитке, не так ли?

И.Ш.: В России есть Государственный институт музыки имени Альфреда Шнитке. Там находится и архив, и даже его кабинет, и там его изучают. Да, там есть еще теоретический центр : они собираются раз в год и обязательно бывает двухдневная конференция, теоретическая. Много статей выходит по этому поводу. В Германии есть академия музыки, которая тоже носит его имя, но там в основном проходят концерты.

Би-би-си: А вы сами все еще выступаете?

И.Ш.: Да, играю. Cейчас, в последние годы, я играю его музыку. И в России и в Германии, всюду.

Би-би-си: Так что вы его главный рекламщик?

И.Ш.: Нет, совсем не главный и совсем никакой рекламы. Как он никогда не занимался [рекламой], так и я этим не занимаюсь. Абсолютно нет. Пригласят - сыграю, не более того.

Альфред Шнитке после авторского концерта в Большом зале Московской консерватории. 1992 года. Фото: ANDREI BABUSHKIN/TASS
Фото: ANDREI BABUSHKIN/TASS

Би-би-си: Шнитке когда-то сказал, что он хотел объединить легкую и серьезную музыку. Как по вашему, он смог это сделать?

И.Ш.: Он ничего не хотел объединять. Просто-напросто вот та же кантата о Фаусте - там есть танго, но это просто символ низменности, порока. Это всегда имеет смысловую нагрузку, это не просто присоединение.

Би-би-си: В интервью с Джеральдом Вудом в 1994 году в ответ на вопрос о постмодернизме, Альфред Гарриевич говорил о том, что мы живем в суммарное время, когда стараемся воспринять не только модернизм, но и романтизм и классицизм. Как он слушал шум времени?

И.Ш.: Вы знаете, способ у нас у всех один. Дело в том, что он ничего не слушал, никакого шума времени - просто он жил в этом времени, а поскольку это время вбирает и все прошлое, и наши мысли о будущем, и тем более мысли сегодняшние, то, естественно, создается сумма.

На снимке: скрипач Марк Лубоцкий, пианистка Ирина Шнитке и композитор Альфред Шнитке после концерта. Фото: БАБУШКИН АЛЕКСЕЙ
Фото: БАБУШКИН АЛЕКСЕЙ

Би-би-си: Вы тоже профессиональный музыкант с очень успешной карьерой. Как вы смогли реализовать свой путь, совместить егос путемАльфреда Гарриевича?

И.Ш.: А я ничего не реализовывала. После студенческих лет я несколько раз съездила в концертные поездки, а когда у меня возникла поездка на целый месяц, то Альфред просто сказал, что просит меня не ехать - сказал, что когда я уезжаю, он не может работать.

Так что я в течение 15-16 лет только преподавала и работала на телевидении, причем просто играла музыку под какие-то спектакли. И только после огромного перерыва он пришел как-то и сказал (я помню, это был четверг): "В понедельник ты играешь квинтет в Доме композиторов", - что меня, конечно, очень удивило.

Но тем не менее, в понедельник я играла этот квинтет и, собственно, он вытащил меня опять на сцену. Но это уже был конец 1970-х. Мешать ему я не хотела. Жили мы в Москве в трехкомнатной квартире, и когда он сочинял, играть за стеной Шопена, Листа или Брамса я просто считала невозможным.

Я видела его невероятной потенциал музыканта и композитора, поэтому мешать ему я не хотела. Потом он стал приглашать меня на записи, где нужно было фортепиано или вообще клавишные. Так постепенно, раз за разом начали приглашать, и таким образом я стала опять играть концерты.

Би-би-си: В беседе с Александром Ивашкиным Альфред Шнитке говорил о том, что он в детстве измучил брата и сестру музыкальным экспериментированием.

И.Ш.: Никого он не мучил. Ни брат, ни сестра ничего в этом не понимали. Брат бегал, как все дети, играл в футбол или во что-то, а сестру вообще это все не интересовало. А Альфреда с детства интересовала только музыка. Он с юмором сказал, что измучил, потому что его целыми днями вообще [дома] не было. Они жили под Москвой. Он уезжал рано утром и приезжал поздно вечером.

Задачи по гармонии он делал просто в электричке. А иногда ему приходилось, да, вечером подойти, у них стояло пианино, и буквально пару гармоний проверить, вот и все. Так что это с юмором сказано. Просто они очень разные. Их трое было, но абсолютно все разные.

Би-би-си: Шнитке работал все время, мало спал и производил очень много сочинений - симфонии, сонаты, концерты и оперы, не говоря уже о музыке для кино. Вы, наверно, тоже переживали при рождении каждого нового труда?

И.Ш.: Вы знаете, я ничего не переживала, потому что это было абсолютно естественно. В голове такого человека все время какая-то музыка звучит, и поэтому он только этим и занимался. Он целиком занимался музыкой, он любил живопись, он читал массу книг, он интересовался философией очень глубоко и всеми религиями, поэтому это естественная, нормальная жизнь.

Фото: ITAR-TASS / ALEXANDER SAVERKIN
Фото: ITAR-TASS / ALEXANDER SAVERKIN

Би-би-си: Вы родились в Ленинграде в военные годы. Как вы выжили в войну и как стали музыкантом?

И.Ш.: В конце 1940 года, [я родилась] в ноябре 1940 года. У меня отец был директором авиационного института в Ленинграде, и в блокаду мы были в Ленинграде. На грузовиках [нас] вывозили по Ладожскому озеру из осажденного Ленинграда. Отец вывез институт и, соответственно, свою семью тоже.

А в 1944 году мы вернулись, и я занималась во Дворце пионеров, мы жили в центре Ленинграда. Я занималась лепкой, танцем, кукольный театр еще был, и мама меня очень часто водила [в театр]. Я, собственно, знала весь репертуар Мариинского театра (тогда он носил имя Кирова), ходила туда еще с пятилетнего возраста очень часто. Кто-то из знакомых слышал, как я что-то напевала на даче, и сказал, что есть такая "малолетка", школа при консерватории, и что надо попробовать.

Я была абсолютно не подготовлена, однако меня сразу приняли. Мне было шесть лет, поэтому зачислена я была в дошкольный класс. Мой отец сказал, что это несерьезно - в дошколке занимались два-три раза в неделю. Учительница первого класса сказала: "Я попробую на месяц ее посадить в первый класс, если она справиться значит пойдет дальше".

И вот, когда мы уже встретились с Альфредом, то выяснилось, что музыки из репертуара оперы или балета я знаю больше, чем он - а он лучше знал симфоническую, камерную музыку.

Би-би-си: Вы помогали ему этим знанием?

И.Ш.: Ничем, кроме разговоров. Мы все обсуждали, все оговаривали. Разговоров было очень много у нас.

Фото: FRANS SCHELLEKENS
Фото: FRANS SCHELLEKENS

Би-би-си: Вы прожили вместе 37 лет. У вас были хорошие отношения?

И.Ш.: Ну мы, наверно, не прожили бы вместе 37 лет, если бы жили иначе. Дело в том, что я только после того, как не стало Альфреда, узнала, как вообще живут люди. Наверное, у него просто такой невероятный характер. Он был человеком удивительно благородным и добрым. А что касается меня, то я просто освободила его от всяких бытовых дел. Наверное, это было правильно.

Би-би-си: Возможно, у вас было очень много общего?

И.Ш.: У нас получилось так, что мы любили читать одни и те же книги, и как-то мнение по поводу всего происходящего у нас совпадало. Даже когда мы приходили на выставку живописи, мы обычно расходились в разные стороны, и каждый смотрел сам. Потом мы встречались, и я говорила, что мне понравилось, и он говорил ,что ему понравилось - и это до смешного совпадало.

Би-би-си: Хотя публика с самого начало любила все, что ей предлагал Шнитке, его композиции не всегда хорошо принимал советский музыкальный истеблишмент. Как вы думаете, если бы Шнитке жил и работал в современной России, у него были бы проблемы?

И.Ш.: Вы знаете, у таких людей всегда бывают проблемы. Во-первых, проблемы бывают с коллегами - ведь каждый композитор считает, что только он делает то, что действительно заслуживает внимания. А потом, я не знаю, какая сейчас структура в России, а тогда был Союз композиторов, и без разрешения, скажем, председателя Союза композиторов Тихона Хренникова нельзя было ничего исполнить. Я имею в виду крупные сочинения.

Мне кажется, безобразная система в этом плане была. Как сейчас, мне трудно сказать. Мне кажется, дело в том, что Альфред писал музыку, которую он слышал, которая была у него в голове - и никогда не подстраивался ни под какой-то режим, ни под какие правила. Он все равно продолжал бы писать то, что он хочет писать.

Даже когда мы сидели без денег и ему была предложена какая-то увертюра к очередному празднику, он отказался. А когда ему предлагали сесть в Союз композиторов секретарем (а это была такая должность за хорошие деньги), он тоже отказался. Он как-то был вне всего этого, был очень индивидуальным человеком.

Би-би-си: Современный академический композитор - это звучит весьма серьезно.Но Шнитке ведь не был тяжелым в общении человеком?

И.Ш.: По-моему, просто наоборот, очень легким. Он очень много знал, и с ним было очень интересно общаться.

Би-би-си: Он был человеком с очень развитым чувством юмора.

И.Ш.: Да, так и было, конечно. Кстати, не все сразу понимали, что это юмор.

Би-би-си: Что бы вы посоветовали тем, кто еще не знаком с музыкой Шнитке? С чего начать?

И.Ш.: Начинать надо, наверно, с камерной музыки. Ничего сложного в ней нету. Главное, просто с открытой душой ее слушать, чтобы не было предвзятости. Вообще это ко всей современной музыке относится. Играть ее надо эмоционально, это должно идти от души. И точно также публика не должна быть настроена, что, "ах, современная - значит сложная". Да нет, это на эмоциональном уровне воспринимается. Совершенно необязательна какая-то особая подготовка, лучше даже, чтобы ее не было.

Би-би-си: В Британии в последнее время относятся к современной академической музыке как к части современной культуры, котораядоступна всем и которая рассказывает нам о том, в каком мире мы живем сегодня.

И.Ш.: Это совершенно правильно, потому что мы же читаем и современных авторов, и авторов прошлых времен. А почему нам не слушать современную музыку? Это совершенно естественно.

Би-би-си: Что вы любите больше всего в музыке Шнитке?

И.Ш.: Есть сочинения, которые я больше всего люблю. Это музыка к балету "Пер Гюнт", это четвертая симфония, практически все кончерто-гроссо его:, я очень люблю фортепианный концерт, который с камерным [оркестром] написан. Есть сочинения, к которым я более спокойно отношусь, их меньше, честно скажу.

Би-би-си: Видите ли вы наследников Шнитке среди композиторов нового поколения?

И.Ш.: Честно говоря, пока нет. Всё жду. Пока ничего не заинтересовало.

Материалы c сайта www.bbc.com



назад


Афиша

27
09/18

 
НЕ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ
Лирическая опера Р. Щедрина



 

Последние новости
21-сентября-2018
Заключено соглашение о сотрудничестве в области развития международных творческих проектов между Институтом и Ассоциацией "Vita"
10-сентября-2018
Интервью Ирины Федоровны Шнитке Русской службе ВВС News
07-сентября-2018
Ректор МГИМ им. А.Г. Шнитке доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор Анна Иосифовна Щербакова дала интервью корреспонденту Австрийского радио (the Сulture and Science Radio of ORF) Бриджит Войкович (Brigitte Voykowitsch)
07-сентября-2018
Корреспондент Австрийского радио (the Сulture and Science Radio of ORF) Бриджит Войкович (Brigitte Voykowitsch) посетила МГИМ им. А.Г. Шнитке с целью подготовки материалов к циклу передач о творчестве Альфреда Шнитке
06-сентября-2018
МГИМ им. А.Г. Шнитке объявляет прием заявок на обучение по дополнительной профессиональной программе (повышение квалификации): Инновационные и здоровьесберегающие технологии в музыкальном образовании

 


 


© 2018, Московский государственный институт музыки имени А.Г. Шнитке.

Все права защищены.
123060, г. Москва, ул. Маршала Соколовского, д. 10
схема проезда

(499) 194-04-33 (499) 194-83-89 (факс)
info@schnittke-mgim.ru

создание сайта 

 


Любые материалы сайта могут быть использованы и опубликованы на другом сайте без предварительного согласования, при полном или частичном использовании материалов ссылка на источник www.schnittke-mgim.ru обязательна. Оффлайновые издания могут использовать материалы сайта только после письменного согласования с руководством института.